РОСБАЛТ

543 подписчика

Свежие комментарии

  • Иван Семенов
    УкроПиндосы предали славянский мир англосаксами, извечным врагам славянского братства. А со сволочами и предателями к...На Украине хотят ...
  • Татьяна
    А Украина хоть какие-то пункты из Минских соглашений выполнила? Всё претензии предъявляют, вот теперь как Кравчук, и ...Кравчук раскритик...
  • Konstantin Петров
    Заболеваемость ковидом в России на этой неделе выросла на треть, а потому разрешили полеты в Турцию и открыли Россию ...Голикова: Заболев...

Анатомия слухов в Петербурге: на выборы повлияют Макаров, Навальный и психосоматика

Анатомия слухов в Петербурге: на выборы повлияют Макаров, Навальный и психосоматика

В Петербурге скоро завершится подача документов на участие в предварительном внутрипартийном голосовании «Единой России». До выборов остается четыре с половиной месяца. Частично интрига исчезнет гораздо раньше, и половине будущего состава Законодательного собрания останется только ждать легитимизации своего статуса. Вторая половина определится в сентябре. Будет ли она представлять собой шкатулку чьих-то желаний или ящик Пандоры, зависит от того, насколько эффективно смогут отработать с влияющими на процесс факторами все участники избирательной кампании. Петербургский электорат устойчиво демонстрирует высокий уровень апатии и социального пессимизма. Год жизни в условиях падения экономики и жестких ограничений не мог не сказаться на настроениях горожан. К тому же, страх потери близких и работы считаются сильнейшими триггерами, вызывающими максимальный уровень стресса. За прошедшие месяцы все эти тревоги не просто усилились, а сопровождали людей непрерывно. Если добавить сюда инфляцию и сокращение реальных доходов, то картина становится совсем мрачной. Профильные специалисты говорят о стремительном росте психических и психосоматических заболеваний, к которым относятся и депрессивные расстройства.

В такой ситуации властям не стоит ждать успеха от мероприятий, которые провластные технологи называют «накачкой социальным оптимизмом». Особенно с учетом того, что они обычно осуществляются параллельно с поисками внешних врагов, что только усиливает уровень тревожности, неуверенности и страхов. Вообще подобный подход к людям с нулевой или отрицательной энергетикой — занятие хлопотное и нерезультативное. В лучшем случае он выглядит как попытка надуть воздушный шарик с дыркой. В худшем — как подключение к перегруженной электрической сети еще одного прибора, чтобы пробки уж наверняка выбило. «Людям плохо» — это простой и понятный фактор. Заявления в духе «нет, вам хорошо, раньше было хуже, в Африке голодают, а на нас скоро кто-то нападет» — абсолютно негодная идея. Тем не менее именно работа со страхами и тревогами во многом определит исход голосования. И это первый фактор, который будет оказывать влияние на избирательный процесс. На общую картину, несомненно, повлияет «фактор Навального», который уже давно стал гораздо шире фигуры самого оппозиционера. Типичные представители власти зачастую не разбирают протест на запчасти и стремятся обесценить чужое недовольство. А это в корне неверно. Принято думать, что политика — нечто сверхсложное, существующее по каким-то особенным законам в особом контексте. Но здесь работают такие же законы коммуникации, что и на дружеских посиделках. Обесценивание и примитивные манипуляции могут работать, но недолго и с плохим финалом. Более детальная препарация протестных настроений, которые растут уже не только среди жителей, но и среди представителей «элиты», прямо сигнализирует об ошибочной дешифровке сигналов. Далеко не все выходили на несогласованные митинги «за Навального». А многие остались дома как раз из-за того, что не принимают оппозиционера. Можно сказать, что в электоральном поле есть некая группа уверенных «лоялистов» с одной стороны и столь же уверенных сторонников «революции» с другой. Вторая группа меньше первой минимум в два раза, что позволяет «приверженцам застоя» активно обесценивать «революционеров». Но все они забывают о превосходящей по численности группе, находящейся в центре — сторонников эволюции. Им в равной мере не нужны ни революция, ни застой. При этом, будучи брошенными политиками, которые разбираются друг с другом на двух маленьких грядках, они начинают дрейфовать в сторону «несистемщиков». Если «правильная» оппозиция проиграет битву за умы «эволюционеров», это гарантирует успешные результаты «Единой России» в сентябре. Но их легитимность однозначно будет вызывать вопросы, что приведет к еще большей поляризации общества. Если же борьбу удастся выиграть, то расклад будет совсем другой: позиции единороссов в краткосрочной перспективе ослабеют, что на фоне усиления системной оппозиции позволит на среднесрочный период несколько оздоровить политическую систему. Но для этого необходимо конструктивно и явно активнее, чем обычно, работать с повесткой, по-настоящему волнующей «эволюционеров». Третьим фактором, влияющим на итоги выборов, можно смело назвать характер и потенциал системной оппозиции. Если ее представители смогут уйти от распространенного биполярного расстройства, выражающегося в колебании между «хорошим царем и плохими боярами», и сосредоточиться на последних, у нас есть все шансы увидеть электоральные, а не административные выборы. Понять это можно будет по тому, насколько активными будут призывы проголосовать на выборах и насколько серьезной окажется работа с главным тезисом «засушенной явки» — зачем идти, когда все решено. И вот здесь сторонники несистемной оппозиции имеют исторический шанс отработать не на фигуру своего лидера, а на демократию в целом и призвать всех участвовать в голосовании. Вообще, стоит помнить главное: политики, выступающие за бойкот выборов, потому что они якобы все равно будут фальсифицированы, работают на «ненавистный кровавый режим». Ни один здравомыслящий политик не призовет сторонников не пользоваться главным легальным инструментом политической борьбы. Ведь чем больше людей приходит на избирательные участки, тем меньше вероятность фальсификаций. Так что итоговый результат «Единой России» будет зависеть от того, смогут ли ЛДПР, «Справедливая Россия», КПРФ, «Яблоко», «Партия роста», «Родина» и «Новые Люди» вытащить на участки максимальное количество своих сторонников и приобретенных симпатизантов-«эволюционеров». В Петербурге есть еще четвертый фактор — полковник Макаров, которого региональные элиты всеми силами выдавливают «на повышение» в Москву. Тяжеловес петербургской политики, в свою очередь, задействует все доступные ему рычаги, и уход в Госдуму ни в коем случае не стоит считать его поражением. Впереди у него вполне очевидная двухходовая комбинация — понятная работа на праймериз, а затем — с системной оппозицией. В ходе предварительного внутрипартийного голосования подконтрольные спикеру организации могут удивить внутриполитический блок: колонну кандидатов Вячеслав Серафимович собрал внушительную. Поскольку все мы понимаем, что выдвижение от «Единой России» в одномандатном округе в текущих реалиях — практически синоним избрания, уже в начале июня первая часть программы будет отработана. А дальше можно спокойно разбираться со второй в привычной парадигме: «регуляция популяции системных оппозиционных политиков в будущем парламенте». Воистину исторический момент для оппозиции, чьи акции могут расти в цене как на минусе, так и на плюсе. Здесь нельзя не отметить серьезные аппаратные победы внутриполитического блока города в борьбе с председателем Законодательного собрания. Но нюанс в том, что битва за смыслы и страхи все равно проиграна, и при чуть более высокой явке голосовать будут люди, а не административные элементы. Будущие выборы вообще не про то, какая у кого будет программа, какой у политика будет портрет, и как пойдут голосовать бюджетники. Они про то, как и чей характер победит психосоматику. И даже четвертый фактор — он тоже про характер. Анна Хмелева

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх