РОСБАЛТ

544 подписчика

Свежие комментарии

  • Георгий Михалев
    Правильно, тараканов нужно травить.Во Франции полици...
  • ЕЛена Стовбер
    Как бедным приходится вертеться...?!... Повертитесь..может быть кто и подаст на вашу бедность и тупость...Украина и Польша ...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    И отправить туда всю ЕД политиков и чиновников и в один конец..... Пусть там работают...Эрдоган прокоммен...

Кого «купит» Вашингтон в Центральной Азии?

Кого «купит» Вашингтон в Центральной Азии?

На днях президент России Владимир Путин встретился в Москве со своим таджикским коллегой Эмомали Рахмоном. Надо полагать, президенту РТ пришлось выслушать, мягко говоря, неодобрение Москвой недавнего вооруженного столкновения на киргизско-таджикской границе. Но, согласно официальной информации, стороны обсудили вопросы безопасности в контексте событий, происходящих в Афганистане. Напомним, Таджикистан и Афганистан имеют общую границу протяженностью более 1 300 километров, и из последнего США начинают вывод своих войск. Завершение этого процесса анонсировано на июль, то есть с некоторым опозданием, поскольку запланировано оно было на май. Обстановка в Афганистане сильно обострилась. По словам Путина, Россия делает все возможное для поддержки Таджикистана и «работает над укреплением» своей 201-й военной базы, расположенной на территории РТ, а также и вооруженных сил этой центральноазиатской республики. Не исключено, что российская военная база была упомянута Путиным, в том числе, и в ответ на «утечку информации» из Пентагона, распространенную американским изданием The Wall Street Journal. В соответствии с ней, в оборонном ведомстве США самыми предпочтительными местами для размещения баз при выводе войск из Афганистана названы сопредельные с ним Узбекистан и Таджикистан.

До распространения этой информации обе республики посетил специальный представитель США по Афганистану Залман Халилзад. А недавний визит в Ташкент делегации Пентагона во главе с заместителем начальника Управления стратегического планирования и политики Центрального командования Вооруженных сил США бригадным генералом Дюком Пираком? О чем говорили — об урожае хлопка? Кроме того, в прошлом месяце состоялась беседа министра иностранных дел Узбекистана Абдулазиза Камилова с госсекретарем США Энтони Блинкеном, который, как принято, подтвердил поддержку Вашингтоном суверенитета, территориальной целостности и независимости Узбекистана и в то же время выразил надежду на «проведение первого диалога о стратегическом партнерстве в конце 2021 года». Что бы это значило? Таджикистан, в котором дислоцирована российская военная база, по поводу «утечки информации» из Пентагона отмалчивается — в отличие от Узбекистана, где нет российских военных объектов, и который, не в пример Таджикистану, не является членом ОДКБ, то есть находится в относительно свободном, но очень осторожном плавании. По сообщению Sputnik, в министерстве обороны Узбекистана возможность размещения сил США в стране опровергли, поскольку военная доктрина республики запрещает подобные действия. Было подчеркнуто, что политика Ташкента основана на принципе неучастия военных в миротворческих операциях и конфликтах за рубежом. Но почему помалкивает Душанбе? Было время, когда Россия, являющаяся членом ОДКБ, помогала США на определенной стадии их операций в Афганистане. Логично предположить, что и Таджикистан мог бы разместить у себя тыловую инфраструктуру американцев. Но с тех пор утекло достаточно много мутной воды — российско-американские отношения переживают плохие времена. А для размещения иностранной военной базы на территории ОДКБ принимающая сторона должна заручиться согласием всех членов организации, тогда как Россия на это определенно не пойдет. Собственно, на что рассчитывали американцы, имея в виду Таджикистан — хотя бы в условиях, когда на дислоцированной в республике российской базе в год проводится едва не сотня военных учений, а также и реакцию Китая с его напряженными отношениями с США? Вероятно, Вашингтон руководствовался «исторической памятью» своего присутствия в Центральной Азии в начале афганской кампании — тогда он имел по одной базе в Киргизии и Узбекистане. Правда, уйти из региона ему все же пришлось, но попытка, как говорится, не пытка. Возможно, ставка все же сделана не столько на Таджикистан, сколько, для начала, на Узбекистан — в надежде его уломать. Страна эта, во-первых, самая успешная и независимая в Центральной Азии, и неплохо бы прибрать ее к рукам. Она проводит многовекторную внешнюю политику, хоть и тесно сотрудничает в военно-технической сфере с Россией, но не зависит от нее так, как Таджикистан, в поставках вооружения. Ташкент покупает его у Болгарии, Франции, Испании, Италии, а в случае необходимости найдет и других поставщиков. Но пока сотрудничество с Москвой видится ему, скорее всего, приоритетным, что обусловлено ее ролью в обеспечении безопасности региона в целом. Кроме того, у Узбекистана тоже есть «историческая память», причем совсем свежая — ему пришлось фактически изгнать американцев с авиабазы «Ханабад», поскольку они были замешаны, как считало тогдашнее руководство республики, в организации революционных беспорядков в Андижане. По идее, Пентагону теперь стоит обратиться за помощью к Казахстану — тоже члену ОДКБ, где нет российской базы, и к участнику блока — Киргизии, где она есть. О Киргизии — разговор особый, о ней будет сказано ниже. Что же касается Казахстана, с Афганистаном он не граничит, но для целей США сгодится — если не в прямой практической плоскости в контексте Афганистана, то в плане закрепления хоть где-нибудь в регионе Центральной Азии, а тем более на Каспии. Выше упоминалась Киргизия. Здесь, судя по всему, начались довольно неприятные для ОДКБ (особенно для Москвы) «движения». Eurasia Today сообщает о требовании группы депутатов парламента страны пересмотра участия КР в Организации договора о коллективной безопасности. Такие настроения в определенном сегменте киргизских политиков имели место и раньше, но сейчас их подстегнули события на границе с Таджикистаном. Законодатели поинтересовались у представителя Минобороны, запрещает ли ОДКБ военное вторжение на территорию члена организации. Замминистра Нурлан Кирешеев не смог ответить на вопрос. А народный избранник Айбек Осмонов сказал: «Зачем нам участие в такой несправедливой организации? Значит, нам надо менять свое направление, надо выйти и присоединиться к другой организации». К какой именно — не уточняется. Так или иначе, брешь в Киргизии в контексте ее выхода из ОДКБ можно считать если и не большой, то слегка пробитой, что делает уязвимыми и сам блок, не отреагировавший мгновенно на бойню на границе, и безопасность региона, а заодно настораживает Китай. Но при этом может воодушевить США. Собственно, обстановка на границе КР и РТ стала своего рода тестом на зрелость, дееспособность и надежность ОДКБ. Как бы то ни было, а пока официальной информации о том, что США удалось «прилепиться» к одной из стран Центральной Азии, нет. Но исключить такую возможность нельзя — торг, что называется, всегда возможен, особенно на Востоке, и особенно, если в ход пойдут очень большие деньги. С другой стороны, о каких бы американских «преференциях» ни шла речь, государства ЦА, помимо российского и китайского факторов (не разругаться же с Москвой и Пекином навеки), должны учесть очень важное обстоятельство: появление американских военных баз в их регионе автоматически привлечет к нему еще большее внимание террористических группировок, то есть риски возрастут. И не факт, что США гарантированно их нейтрализуют. В любом случае, Россия должна быть готова к самому неожиданному варианту развития событий в любом из государств Центральной Азии. Ирина Джорбенадзе

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх