РОСБАЛТ

577 подписчиков

«Старый добрый мюзикл будет продолжаться»

«Старый добрый мюзикл будет продолжаться»

В театре «Приют комедианта» (Садовая, 27) 4, 5 и 6 июня состоится премьера мюзикла «Дорогой мистер Смит» Пола Гордона, созданный по повести Джин Вебстер «Длинноногий папочка». Автор пьесы — либреттист Джон Кейрд, знаменитый режиссер Бродвея и Вест-Энда («Отверженные», «Дети Эдема», «Кандид»). Постановка режиссера Алексея Франдетти, трехкратного обладателя «Золотой маски», будет первым появлением мюзикла на российской сцене. Главные роли исполнят лауреаты премии «Золотая Маска» Иван Ожогин и Юлия Дякина. Иван Ожогин, исполнивший главные роли в мюзиклах «Бал Вампиров», «Призрак Оперы», «Мастер и Маргарита», «Дон Жуан. Нерассказанная история» и многих других, рассказал обозревателю «Росбалта» о сотрудничестве с Алексеем Франдетти, важности вдохновения и труда и адаптации театральной культуры под кризисные рамки. — Что петербуржцам предстоит увидеть на премьере мюзикла «Дорогой мистер Смит»? Чем этот проект привлекателен лично для вас? — Для меня это один из первых опытов участия в постановке камерного мюзикла, в потрясающей, удивительной команде: за декорации и внешнее оформление отвечает Вячеслав Окунев, маэстро и гуру театральной сценографии, за свет — Глеб Фильштинский, а режиссер Алексей Франдетти — обладатель трех «Золотых масок».

Я и Юлия Дякина, исполняющая роль Джуди Эббот, тоже являемся обладателями этой награды за главные роли. © Фото Андрея Федечко Поэтому премьера обещает быть очень интересной — это визуально богатый проект, а история по роману Джин Вебстер никого не может оставить равнодушным. Ее техническое воплощение будет сложным и необычным — всех деталей я пока не могу раскрывать. Но тем не менее от эпохи начала XX века мы не отходим ни в костюмах, ни в поведении. Все стилизовано в духе времени. Музыкальный материал также очень интересен, будет много необычных стилистических находок — джаз, классический мюзикл, цитаты из рока. Словом, почти все музыкальное наследие прошлого столетия. — Что вы можете сказать о сотрудничестве с Алексеем Франдетти как с постановщиком? — Несмотря на то, что мы уже давно знакомы и дружим больше десяти лет, для меня это первый опыт участия в его постановке. Правда, год назад мы снимали на удаленке этот проект, играли его в Инстаграм — тоже первый удивительный опыт работы из карантинного заточения. Я думаю, что из нынешнего сотрудничества получится очень интересный, яркий и необычный мюзикл. Пока мы находим точки соприкосновения, постановщик отвечает за внешний рисунок ролей, а мы, исполнители, наполняем их изнутри. — Как вы думаете, есть ли будущее у формата «инста-мюзикл» или это временное веяние, связанное с форс-мажорными обстоятельствами? — Об этом сейчас сложно судить, ведь сейчас производится то, что казалось нам немыслимым пять-десять лет назад, и выходят такие форматы, которые прежде считались нереальными. Вполне возможно, что в небольшой мере мюзикл может уйти в сеть. Это подтверждает проект «Мой длинноногий деда», который был награжден премией «Звезда театрала» за лучший арт-ответ ответ пандемии, — оригинальный продукт, созданный практически с нуля, придуманный и поставленный большой командой. — Творчество в «карантинном заточении», вероятно, играет важную психологическую роль для артистов и аудитории? — Да, в общем ради этого такие проекты и затевались, никаких финансовых дивидендов мы с него не получали. Просто занимали себя, ощущали свою нужность обществу и профессии, и я очень надеюсь, что все это делалось не зря. — То есть, формат традиционного мюзикла в ближайшее время точно не уйдет? — Думаю, что нет. Конечно, мы видим, что сейчас сложно загадывать что-либо наперед, но очень хочется верить,что старый добрый мюзикл со зрителем, сценой и музыкантами, с живым общением, будет продолжаться. — Насколько комфортной для вас представляется площадка такого необычного театра, как «Приют комедианта»? — Пока мы репетируем на другой площадке, но я думаю, что на сцене «Приюта комедианта» мы найдем удачное решение для взаимодействия со зрителем и между собой. Технологически остаются еще открытые вопросы, но все, что касается мизансцен и истории, разобрано и теперь предстоит лишь сложить фрагменты в общую картинку. — Любите ли вы посещать театральные постановки как зритель? — Да, но это редко удается в силу собственной занятости. По возможности я с удовольствием хожу на показы и спектакли коллег, друзей и просто на интересные постановки. Как правило, ощущения положительные, неудовлетворенность остается редко. — Можете ли вы отметить особенно дорогие и важные для вас роли в своем репертуаре? — Мне всегда сложно выделить как любимую роль, так и любимую книгу, фильм, автора или исполнителя. Выбор очень сложный. Могу сказать, что мне очень повезло в творческой биографии: все мои роли прекрасны и я ими горжусь. — Каково соотношение вдохновения и труда для воплощения успешной роли? — Я считаю, что вдохновение очень важно: когда ты увлечен ролью, персонажем, взаимодействием с партнерами, творческий процесс происходит интереснее, быстрее, глубже и ярче. Но иногда приходится идти с противоположного направления, погружаться и погружаться в роль, пока не наступит божественное озарение, придающее постановке особый смысл. — Что вы можете сказать о западной театральной культуре на основании личных впечатлений? — Я видел постановки на Бродвее и других западных площадках: конечно, там другие традиции и школа, насчитывающая несколько десятилетий. На Западе музыкальный спектакль очень популярен и любим публикой, на него приходят тысячами и сотнями тысяч. Он отличается высоким профессионализмом актеров, харизматичными и яркими исполнителями, которые придают красок персонажу и постановке. — Какую роль в вашем творчестве играет духовная музыка и другие жанры помимо мюзикла? — Был период, когда я много пел в церковном хоре, ездил на гастроли с хором донских казаков и исполнял духовные произведения. Это часть моей души, которая помогает мне по-другому преломлять, слышать и видеть иную музыку. Хотя любая настоящая качественная музыка все равно так или иначе связана с божественным началом. И с этой точки зрения она требует к себе более ответственного отношения. Вообще для меня важны все жанры, в которых мне доводилось выступать: джазовая музыка, рок, эстрада, классика, народная песня. Также в моем репертуаре есть песни на шестнадцати языках. — А есть ли у вас какие-либо планы и мечты, которые пока не удалось воплотить, но вы уверенно идете им навстречу? — После «Призрака оперы» артисту мюзикла сложно мечтать о чем-то более масштабном и интересном с точки зрения постановки, но, конечно, впереди есть незакрытые гештальты — «Иисус Христос — суперзвезда», «Отверженные» и много другого материала, который хотелось бы воплотить в жизнь. В частности темы Шекспира в музыкальном театре, к примеру, «Гамлет». Интересно когда-нибудь написать постановку, быть соавтором. — Пока всем мечтам в той или иной мере препятствует кризис, связанный с пандемией. Но все же, насколько мы наблюдаем, культура к нему понемногу адаптируется? — К сожалению, не все сферы культуры гибко реагируют на такие обстоятельства, и приходится констатировать, что если нынешняя обстановка будет продолжаться, мы рискуем утратить большое количество по-настоящему хорошего и яркого культурного наследия. Тем не менее, осенью планируют открыть Бродвей, театры в Германии начинают проводить кастинги к предстоящему «Балу вампиров», так что процесс продолжается и не стоит терять боевого духа. Беседовала Людмила Семенова

«Старый добрый мюзикл будет продолжаться»

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,