РОСБАЛТ

537 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ирина Попова
    работайте, Братья!!!Петербургская пол...
  • Ирина Попова
    что за чушь в заголовке???!!! Не "дело шьют", а ведется расследование о преступлениях "российской гражданки" против Б...Адвокат: Задержан...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    ое мнение политикам надо отдать и увеличить в три раза выплаты вы только прикиньте как эти бобры со своими свиноматк...Минтруд предложил...

Почему Казахстан решился дать отпор Китаю

Почему Казахстан решился дать отпор Китаю

Пятилетние митинги казахов, добивавшихся запрета на покупку и аренду земли иностранцами (в первую очередь имеется в виду китайский капитал), наконец завершились консенсусом между властями и общественностью: парламент принял, а президент РК Касым-Жомарт Токаев подписал соответствующий закон. «Народ одержал победу», — говорят казахи. Но не окажется ли она Пирровой? Итак, новое законодательство полностью запрещает предоставление сельскохозяйственных земель иностранцам и иностранным компаниям, казахстанским компаниям с иностранной долей, лицам без гражданства, научным центрам с международным участием, а также кандасам — этническим казахам, вернувшимся на родину. Кроме того, сроки использования сельхозземель, арендованных иностранными гражданами и компаниями с иностранной долей, не могут быть продлены. «Этот факт еще раз продемонстрировал твердую решимость Касым-Жомарта Токаева полностью закрыть тему продажи и аренды сельхозземель иностранным гражданам», — сказал помощник президента Ерлан Карин. По его словам, спекуляции и манипуляции общественным мнением по данному вопросу больше не имеют никаких оснований и перспектив. В «переводе» это означает, что казахскую оппозицию лишили одного из серьезнейших «козырей» — настраивания общественности республики против властей на почве «коррупционного содействия разгулу китайской экспансии».

Заметим, болезненность земельной темы и синофобские настроения у местных жителей усугубились преследованием в Китае мусульманских меньшинств, в том числе казахов, заточенных в «лагерях перевоспитания» в Синьцзяне. А также информацией о строительстве в республике силами КНР 56 заводов. В общем, антикитайский взрыв в РК был неизбежен, и его вовремя удалось предотвратить. По сути же — на какое-то время погасить возросшую в Казахстане оппозиционную активность. Так ли был страшен китайский, и вообще фактор «чужаков» в контексте землепользования, вопрос спорный, поскольку в настоящее время в аренде у иностранных юридических лиц (их семь) находятся 74,4 тыс. гектаров земли сельскохозяйственного назначения, в то время как общий земельный фонд республики составляет, по официальным данным, 272, 5 млн гектаров. Сроки завершения аренды сельхозугодий у иностранных компаний истекают в период с 2022 до 2025 год. Исключить, что земельная тема не была сильно политизирована, нельзя, хотя неприятные вопросы к Китаю у государств Центральной Азии и, в частности, Казахстана, имеются: в последнем муссируются разговоры о территориальных претензиях КНР к РК. Кроме того, многих настораживает активность китайской инициативы «Один пояс и один путь» (BRI), охватывающей большую часть Евразии, включая республики Центральной Азии, и соединяющей развивающиеся страны с развитыми. Заметим, что на территории этого мегапроекта сосредоточены богатейшие запасы природных ресурсов. А проживает на ней 63% населения планеты. Кстати, впервые официально инициатива Китая была озвучена именно в Казахстане в 2013 году в ходе визита в страну председателя КНР Си Цзиньпина. Тогда на китайские инвестиции, в том числе в Казахстане, можно сказать, шла настоящая охота. Но времена, как видим, изменились: прокитайские настроения трансформировались в синофобские. Китая с его BRI стали бояться: увлекшись проектом, можно легко попасть в долговую кабалу Пекина и лишиться стратегически важных объектов. Ведь пришлось же, например, Таджикистану, не сумевшему своевременно погасить часть долгов Поднебесной, расплатиться с ней 1100 кв. км своей территории. Но за всеми страхами «господства Китая», тем не менее, совершенно четко просматривается участие представителей более 100 государств в проекте «Один пояс и один путь» по простой причине — материальной и технологической выгоды, которую можно от него получить. Кстати, по части прямых инвестиций в Казахстан китайский капитал не доминирует вовсе — он на четвертом месте после Нидерландов, США и Великобритании. Но об «экспансии» этих государств никто не говорит, да и выглядело бы это глупо. В общем, понятно: у казахстанцев «вырос зуб» именно на Китай. Но чем обернется его постоянное «затачивание»? Почти наверняка — полной инвестиционной непривлекательностью аграрного сектора. При этом с большой вероятностью могут заработать сложные коррупционные схемы, при которых происхождение денег реального инвестора или арендатора определить будет затруднительно. И в самом деле: кто легально будет вкладывать деньги в развитие аграрных отраслей на земле, которую в любой момент может отнять у предпринимателя государство. Словом, то, что предпринимательство не может развиваться без права собственности на землю, относится к азам экономики. Напомним также, что Китай является крупнейшим торговым партнером государств Центральной Азии и импортером их природного газа, цены на который в прошлом году упали. А поскольку республики ЦА, за небольшим исключением, экспортируют преимущественно свои природные ресурсы, в заданной ситуации с экономическим ростом у них будут проблемы. Поэтому ставку им стоит делать не на ограничение инвестиций (коль скоро конкурентоспособную продукцию они сами не производят), а на их привлечение в инфраструктурные проекты (строительство портов, аэропортов, дорог и т. д.) — благо, их стратегическое положение для таких вложений выгодно. Но оно должно регулироваться соответствующей законодательной базой, защищающей как интересы страны, принимающей инвестиции, так и самого инвестора. И никакой коррупции! Так что закон, запрещающий продажу и аренду земли в Казахстане, как минимум, подкосит его сельское хозяйство и подорвет имидж страны, благоприятной для инвестирования. Более того, понятно, что Китай, если и не сразу, на введение земельного запрета отреагирует: Пекин прекрасно понимает, что новый закон направлен, в первую очередь, против него. Между тем он является отличным рынком сбыта для казахской сельскохозяйственной продукции, который может в один не прекрасный день стать для нее сильно ограниченным. Каковы «настроения» других республики Центральной Азии? Поначалу, то есть после обретения ими независимости, Китай здесь носили чуть ли не на руках: он раздавал огромные кредиты, строил инфраструктурные объекты, однако стремился к свободному доступу к полезным ископаемым региона. Но, видимо, КНР переусердствовала, а власти центральноазиатских республик «недоглядели». В частности, в Киргизии выступления против «китайской экспансии» стали обычным делом: в основном, на почве преследования уйгуров и земельного вопроса. Киргизы теперь уже предъявляют претензии не только Пекину, но и своим же властям за поощрение ими «разгула» в республике китайских компаний, неподъемные кредиты, взятые у Поднебесной, коррупционные сделки с компаниями КНР. В Узбекистане, тоже задолжавшем Китаю, ситуация помягче; в Таджикистане и Туркмении, как самых авторитарных государствах региона, на публичные выступления не решаются, но и там наблюдатели бьют тревогу. В общем, нелояльность к Китаю в массовом сознании жителей региона достаточно высока, но не все понимают, что Пекин может ответить на нее жестко — главное, ударить по «карманам» государств, которые не создают ему комфортных условий деятельности на своих территориях. Но если (будем говорить — теоретически) договориться с властями некоторых государств региона Поднебесная, так или иначе, сможет, то с возмущенными людьми — вряд ли. А их протестный заряд, скорее всего, будет нарастать, равно как и конфликт с местными элитами, участвующими с теневых сделках с китайскими структурами. И тут можно ожидать, что Китай попытается, если он этого еще не сделал, вмешаться и во внутриполитические процессы в государствах ЦА, то есть поддерживать силы, лоббирующие расширение китайского бизнеса (легального или теневого) в той или иной республике. Кстати, в адрес президента Киргизии Садыра Жапарова уже звучат обвинения в лоббировании интересов Китая. Кто следующий? И как очень осторожно не испортить отношения с Китаем, имея в виду и важность торгово-экономического партнерства с ним, и кредитные задолженности, и некоторую «коварность» Поднебесной. А также, что немаловажно, текущую обстановку, связанную с выводом американских войск из Афганистана? Этот последний аспект должен вынудить Китай «закрыть глаза» на недовольство жителей республик ЦА китайской «экспансией», синьцзянской проблематикой и т. д. Потому как вывод войск из Афганистана вызовет рост исламского экстремизма в мусульманском анклаве Китая, граничащем с Афганистаном. И тут для КНР крайне актуальным станет военное сотрудничество с государствами региона. Так что ему, волей-неволей, придется идти ему на уступки, но, вместе с тем, наращивать свое военно-политическое присутствие в Центральной Азии. И тут возникает очень актуальный вопрос — как на это посмотрит Россия, взявшая на себя роль гаранта безопасности Центральной Азии, в том числе, и в многостороннем формате ОДКБ. Впрочем, это уже отдельная серьезная тема для обсуждения. Ирина Джорбенадзе

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх