РОСБАЛТ

523 подписчика

Свежие комментарии

  • Юрий Лейкин
    Кто пишет это враньё? Это Израиль ОТВЕТИЛ на массированный и не чем не спровоцированный ракетный обстрел городов И...ХАМАС ударил раке...
  • Александр Фишкин
    Не понять, кто первый, а кто "в ответ".ХАМАС ударил раке...
  • Николай Алымов
    Порхатый переходит красные линии,пора его на кол посадить.Когда и как уйдет...

«Мы увидели лидера, угрожающего врагам с бумажки»

«Мы увидели лидера, угрожающего врагам с бумажки»

Владимир Путин 21 апреля выступил с традиционным посланием Федеральному собранию. Ожидания были высокие — о многом предстояло высказаться: год пандемии ударил по экономике, а на внешнеполитическом фронте ситуацию гладкой не назовешь. К тому же сторонники Алексея Навального объявили о массовых митингах… В итоге же выступление было почти лишено воинственных эпитетов, и глава государства сосредоточился на внутренней политике. Достаточны ли объявленные меры поддержки? Убедительной ли вышла мобилизационная речь? Снизятся ли протестные настроения? Андрей Щербак, руководитель департамента политологии и международных отношений НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге: «Ожидания от послания изначально были крайне неоднозначные. Кто-то предполагал, что президент скажет что-то резкое, ломающее стереотипы — от внезапной эскалации во внешней политике до признания народных республик. Кто-то ожидал, что будет полностью изменена социально-экономическая политика. К счастью, послание вышло более спокойным, без резких телодвижений, и направленным скорее на внутренние социально-экономические проблемы. О внутренней и внешней политике же было сказано совсем немного. Общий тон послания выглядит таким: да, в стране действительно что-то не так, но это кризисный год, у других стран либо так же, либо хуже, справимся.

Но резкого поворота в решении социально-экономических проблем мы так и не увидели. Да, многие проблемы обозначены, упомянуты льготные кредиты для малого и среднего бизнеса, новые инфраструктурные и инвестиционные проекты. Однако ясно, что на этом, скорее всего, заработает крупный бизнес и крупные банки. Реструктурированы задолженности регионов, однако об экономике домохозяйств говорится очень мало. Снова мы слышим про семьи с детьми, которым выделят по 10 тысяч в середине августа. Но неясно, зачем ждать четыре месяца, если они нуждаются уже сейчас. Что им, потерпеть? Скорее всего, выплаты связаны не с 1 сентября, а с выборами в Госдуму и региональные парламенты, которые пройдут в первый месяц осени. Опять же — а почему не озвучены меры в отношении пенсионеров? Нуждающихся семей без детей? Семей с дошкольниками и детьми-студентами? Очень многие группы населения остались ни с чем. Как мы видим, радикальных шагов в этом направлении сделано не было, и идея бюджетно-налоговой политики, как и социально-экономической, осталась прежней — оптимизировать и копить больше, чем тратить». Павел Лузин, кандидат политических наук, эксперт по международной безопасности: «Владимир Путин, как и вся элита страны, искренне убежден в том, что большинство революций в современном мире происходит по внешним причинам, а не из-за внутренних проблем. Он уверен в том, что за перевороты ответственны иностранные силы, а не обычные граждане, которые вообще не обладают никакой субъектностью. Иными словами, за обществом всегда стоят какие-то социальные демиурги. При Советском Союзе это был «мировой капитализм», сейчас — просто США. Это избавляет власть от необходимости анализировать внутренние проблемы в стране, но позволяет консолидировать россиян, ведь мы все — в осажденной крепости. Такой подход говорит о восприятии общества как сборища бессловесных баранов, которым можно не только управлять, но и манипулировать. Надо — дадим денег матерям-одиночкам, надо — изобретем вакцину. Путин еще раз подтверждает эту идеологию: нет никаких внутренних причин, нет никаких субъектов политики в виде гражданского общества и частей элиты, есть только правитель — автократ и суверен. Это упрощение имеет социально-культурные корни и идет из мировоззрения советских спецслужб, которые были пронизаны такими представлениями. Путин — плоть от плоти той позднесоветской элиты». Владимир Гельман, профессор Европейского университета в Петербурге и университета Хельсинки: «Вспоминается Салтыков-Щедрин: «От него кровопролития ожидали, а он чижика съел». Никаких выдающихся заявлений мы не услышали, что, в общем-то, скорее хорошо, чем плохо. Все-таки многие ставили на объявление войны Украине, слова об аннексии Белоруссии и другие неприятные вещи. В результате прозвучала социальная риторика — недостаточная, на мой взгляд. Какие-то деньги получат отдельные группы, но это не решение проблем. Пообещали реструктуризировать и переоформить долги регионов — на местах почувствуют некоторое облегчение, однако и эта мера ожидаемая. Центральное правительство не может позволить себе банкротить субъекты РФ. Слишком дорого обошлось бы. Обещаны строительство дорог, что-то еще… Заявления, несопоставимые с масштабом проблем, перед которыми стоит страна. В устах человека, который возглавляет Россию более двадцати лет, подобное звучит, прямо скажем, неубедительно». Иван Чумаков, политик, эксперт по экономической политике и инвестициям: «Когда спортсмены долго готовятся к соревнованиям, некоторые выгорают и показывают результат намного хуже, чем ожидалось. По итогам президентского послания у меня сложилось такое же впечатление. Большая неуверенность, которая хорошо объясняется политической конъюнктурой, нарастанием внутренней и внешней критической массы. Мы смотрели на читающего президента! Выступление человека, который пытается имитировать эмоциональную игру, но, очевидно, зал не получил ответов на поставленные вопросы и энергии, о которой так много кричали Telegram-каналы: «Будет перевал, начнется транзит!» Где хотя бы его очертания? Что касается внешнеполитической части выступления, то вот что хочу отметить. Пропаганда нам всегда рисовала человека, который всех, если помните, «мочит в сортире». Мы же увидели лидера, угрожающего врагам с бумажки. Это несерьезно. Содержательная часть выступления, посвященного внутренней политике, тоже очень слабая. Проблемы растут — и они не ограничиваются семьями с детьми и демографией. Бедность, огромная безработица и полное бессилие властей… С экономическим ростом мы вообще не дружим. Прозвучали ли хоть какие-то революционные заявления? Нет. Вся социальная поддержка государства оборачивается инфляцией. Деньги печатают — они как мертвому припарка. Все равно что давать глоток воды умирающему в пустыне. При этом в послании вообще не упоминалась роль элит. Им нужен сигнал к объединению, чтобы страна не оставалась без инвестиций. Без этого никуда, на то он и кризис». Денис Волков, социолог «Левада-Центра» (организация признана иностранным агентом): «На протестные акции послание президента никак не повлияет, так как на них люди выходят по вполне определенному поводу. Не только из-за Алексея Навального, но и некоторого ощущения тупика, того, что жизнь не меняется к лучшему. В основном, такие настроения наблюдаются среди молодежи. А послание президента было в большей степени направлено на людей старшего возраста, в молодых оно не попадает. Ну, а те, кто постарше, в какой-то степени услышали в послании ответы на свои тревоги в условиях падения доходов, потери работы и других экономических последствий пандемии». Дмитрий Прокофьев, экономист: «Послание президента направлено на классический электорат действующей власти, чем и обусловлен выбор адресатов мер поддержки. В этом плане льготы понятны, логичны и мотивированы. Что касается пенсионеров, которых пока не включили в перечень получателей мер поддержки, видимо, сейчас приоритеты расставлены иначе. С экономической точки зрения меры оправданы тем, что падение доходов людей на протяжении семи лет, как ни парадоксально, спровоцировало рост цен. Работает это так: люди лишаются своих доходов и вынужденно выбирают более дешевые товары и продукты. С точки зрения российских производителей статистически такое поведение выглядит как рост спроса на дешевые товары, и они поднимают на них цены. Это является основной причиной существующей инфляции. Поэтому попытка дать людям деньги, чтобы они могли «догнать» цены потребительской корзины, выглядит логичной. Получится ли это — зависит от множества других факторов, ведь экономика не исчерпывается социальными выплатами. Удастся ли восстановить доходы людей в долгосрочном периоде — более сложный вопрос». Анжела Новосельцева, Никита Строгов

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх